Ян эггерс

Азбука ловли на спиннинг. (Часть 2)
Ян Эггерс

В предыдущей статье речь шла о том, почему и как спиннингист должен начинать с твистеров и других мягких пластиковых приманок. Сейчас самое время рассказать, как можно ловить хищных рыб с помощью вращающихся блесен.

Вращающиеся блесны

На эту искусственную приманку я поймал, пожалуй, большинство хищных рыб во многих странах, где я рыбачил. Где бы я ни был, рыбалка с вращающимися блеснами всегда была успешной.

Вибрация – ключевое слово

Если ловишь на мягкую пластиковую рыбку или воблер, то довольно легко представить себе, почему хищник хватает эту приманку: она более или менее похожа на малька или рыбку. О вращающейся блесне сказать этого нельзя. Для меня все еще остается загадкой, что думает щука. окунь, судак, форель или любой другой хищник о вращающейся блесне. Она абсолютно непохожа на живца, поэтому должны быть другие причины, по которым ее атакуют хищные рыбы.
Эксперимент со слепыми щуками показал, что они без проблем хватают вращающуюся блесну и даже предпочитают ее воблерам. колеблющейся блесне и пластиковой рыбке. Почему? Я думаю, на этот вопрос легко ответить. С помощью боковой линии слепая щука может точно определить. где находится “плывущая” рыба. Вибрация вращающегося лепестка блесны является сигналом для боковой линии щуки. Даже без глаз щука может точно определить, откуда исходит это дрожание, и атаковать свою добычу. Интенсивность вибраций позволяет щуке определить, насколько велика приманка и как далеко она находится. Маленькие блесны создают меньшую вибрацию. чем большие. Отсюда можем сделать вывод, что в больших водоемах хищная рыба обнаруживает вибрацию мелкой блесны не так скоро, как, скажем, блесны № 5. Это значит, что на больших водоемах лучше применять крупные блесны. Как вибрация на практике привлекает хищную рыбу, я неоднократно видел собственными глазами.
При ловле в довольно мелком месте я часто наблюдал. как с расстояния примерно в 10 метров щука, поднимая V-образную волну. направлялась в сторону вращающейся блесны. Если же я ловил на колеблющуюся блесну, то мне приходилось бросать ее буквально под нос щуке. Следует помнить, что звук под водой распространяется быстрее, чем в воздухе. Приближаясь к вращающейся блесне, хищник атакует ее без промедления. Но так происходит не всегда. Я часто наблюдал, как щука, окунь или форель вплотную приближались к приманке и затем отворачивали в сторону. Такое случается главным образом в тех водоемах, где соблюдается принцип “поймал – отпусти”. Это значит, что щука может быстро обучаться, в том числе и на своих ошибках. В подтверждение могу привести такой пример. Несколько лет тому назад в рамках Организации по совершенствованию рыболовства в пресных водоемах существовала рассчитанная на 50 дней программа исследований, авторы которой хотели выяснить, могут ли искусственные приманки служить альтернативой живцам. Испытания проводились на двух прудах с 60 мечеными щуками, и ежедневно на каждом пруду ловили два члена группы, изучающей щук, – один от Бельгии, другой -от Голландии. В одном и руду можно было ловить только на искусственные приманки, а в другом только на живца. В первые дни рыбалки было очень просто поймать по 10 щук на рыболова, не важно па какую приманку – на вращающуюся или колеблющуюся блесну, на воблер и т.п.
Пойманных щук регистрировали и отпускали обратно. Были некоторые “дуры”. которые попадались несколько раз подряд, но это не было правилом. В конце 50-дневного срока щук на искусственную приманку поймать было практически невозможно, в то время как на живца они брали, даже те, которые прежде уже ловились неоднократно. Хочу также подчеркнуть, что совершенно новые, почти еще не применявшиеся нигде искусственные приманки, с совершенно иной вибрацией, в конце испытательного периода имели больший успех, чем обычные, “традиционные” вращающиеся блесны, воблеры, колеблющиеся блесны и пластиковые рыбки. Теперь я расскажу о том, какие вращающиеся блесны, на каких водоемах и для каких хищных рыб я применяю.

От № 00 до № 6

Большинство блесен имеют номер, указывающий их размер. Так, самая маленькая блесна имеет номер 00, и она действительно маленькая. Такие приманки я применяю чаще всего на небольших каналах, в местах, где очень мелко, и там, где ожидаю встретить небольших хищников, таких как окунь, форель, хариус и т.п. Естественно, мелкие блесны ставятся на легкие снасти, то есть берутся легкие удилища, маленькие катушки, тонкая леска, по возможности без поводка. Рыбалка с такими снастями называется “ловлей на сверхлегкий спиннинг”. В таких случаях я использую удилище с весом забрасываемой приманки 1-4 г, леску 0,14-0,16 мм и самую маленькую блесну, какая только существует в данной серии.
Если говорить о конкретных комбинациях рыболовных снастей, то лично я предпочитаю такой набор: удилище Berkley Air, катушку Abu Cardinal Pro 500 и тончайшую леску FireLine из материала Micro-Dyneema прочностью на разрыв 6 фунтов (2,7 кг). Комбинация из таких легких составляющих необходима потому, что иначе мелкие блесны малого веса попросту невозможно будет забросить. Блесны № 0 или № 1 тоже пригодны для сверхлегкого спиннинга и при ловле на не очень больших водоемах. В Голландии я на такие ловлю окуней и судаков, но, конечно, всегда может случиться так, что и крупная щука возьмет на меленькую блесну. В России, Канаде и Скандинавских странах мне часто приходилось ловить на приманки этих номеров хариусов, форелей и сигов (в Голландии, к сожалению, таких видов рыб нет).
Для блесен № 0 и № 1 я использовал удилища с весом забрасываемой оснастки 4-8 г, но не слишком короткие, примерно от 110 до 250 см. Катушка может быть такая же, что и на сверхлегком спиннинге, или чуть больше, а леска почти всегда диаметром 0,18 либо 0,22 мм, лучше всего с минимальной растяжимостью (чем выше растяжимость лески, тем труднее надежно вонзить крючок в пасть хищника). Поскольку я чаще всего ловлю судаков в сумерках, то очень ценю возможность хорошо видеть леску и предпочитаю флуоресцирующую леску XT Solar (XT означает Extra Tough -сверхупругая, она очень хороша для спиннинга).
Другое преимущество этой жесткой лески – не возникает проблем со скручиванием (как и у новых лесок FireLine), поэтому не понадобится противозакручивающий груз из свинца или пластика. Теперь вопрос: ловить ли с поводком или без него? Совсем нетрудно сделать легкий поводок из мягкой нержавеющей плетеной стальной проволоки типа Sevenstrand, Marlin Steel или Steel Strand с разрывной нагрузкой 7 кг. Для чего он вообще нужен? Признаться, мне неприятно было бы услышать, что нашли дохлую щуку с блесной во рту.

Наиболее популярные номера блесен

Больше всего рыболовы любят и чаще всего применяют блесны №№ 2, 3 и 4. Эти приманки не слишком велики для крупной форели, оптимальны для судаков, окуни предпочитают их, щуки находят их интересными, лососи их атакуют, да и другим хищным рыбам трудно проплыть мимо, не обращая на них внимания. В Голландии я ставлю блесны этих номеров чаще всего для ловли щуки, и на них попадались громадные экземпляры. Чем больше лепесток вращающейся блесны, тем больше сопротивление воды при ее вращении. Может случиться так, что удилище достаточно прочно для того, чтобы забросить блесну № 4, но слишком сильно сгибается при ее проводке. Лично я считаю, что все средние спиннинговые удилища слишком легкие и не обладают гибкой вершинкой. Мои универсальные удилища довольно жесткие, и я меньше теряю хищников из-за схода с крючка. Длина их 270-300 см, вес заброса 20 г. Нужные мне качества я нашел у спиннинговых удилищ фирм Berkley, Fenwick и Abu Garcia. К ним подходят катушки со вместимостью шпули 100 метров лески диаметром 0,30; 0,35 или 0,40 мм; важно, чтобы был хороший тормоз. Лично я очень доволен катушками с закрытой шпулей Abu Garcia, понравилась мне и новая Cardinal Pro 2000. При ловле более жесткими удочками и леска должна быть толще. В большинстве случаев я использую флуоресцирующую зеленоватым светом леску XT Solar диаметром 0,31 мм или более тонкую леску FireLine с разрывной прочностью 14 фунтов (6,3 кг) из волокна Micro-Dyneema.
Прежде чем я начну рассказывать, где и как я ловлю на эти вращающиеся блесны, я хотел бы представить последнюю группу – очень больших вращающихся блесен.

Очень большие!

Во время своего первого приезда в Америку я познакомился со многими ловцами маскинонга, поскольку был в качестве гостя приглашен на симпозиум по этой рыбе. Маскинонг (Esox musquinongy) – самая крупная щука из всех, какие только есть, и ловят ее на крупные вращающиеся блесны. Еще никогда я не видел таких огромных вращающихся блесен, как для ловли маскинонга, и многие из них были длиной от 15 до 20 см. Конечно, несколько штук я взял с собой в Голландию и испытал при ловле крупных щук на озерах в окрестностях Амстердама. Мой первый опыт с этими “верзилами” был довольно негативный, поскольку мой спиннинг оказался для них слишком легок. Нужны удилища с весом забрасываемой приманки минимум 50 г и жесткой вершинкой. Позднее я привез из Америки несколько так называемых “Flipping sticks”. Это жесткие спиннинговые удилища, сконструированные для того, чтобы вытаскивать больших окуней из зарослей кувшинки и другой водной растительности. На них ставят леску большого диаметра. Сопротивление, оказываемое вращающимся лепестком блесны № 6 и больше, а именно такие приманки ставят при ловле маскинонга, чрезвычайно велико. Также мощное удилище нужно еще и для того, чтобы глубоко вонзить в пасть хищника большой тройник, так как только хорошо заякоренную щуку можно уверенно вываживать и вытаскивать из воды. То, что я для такой рыбалки использую мультипликаторную катушку Ambassadeur фирмы Abu Garcia и толстую леску (минимум 0,35 мм) или леску FireLine с прочностью на разрыв 20 фунтов (9 кг), говорит само за себя, к тому же и поводки у меня крепкие и не слишком короткие. Кто сам мастерит поводки, может использовать материал Sevenstrand или Steelstrand прочностью 28 фунтов (12,7 кг). Самое лучшее и надежное соединение обеспечивается с помощью вертлюжков Berkley CrossLock в сочетании с карабинами.

Читайте:  Радужница трехполосая; гостья из далекой Австралии

Оптимальная глубина и хорошая подача

Я уже упоминал о том, как важно, чтобы номер вращающейся блесны и величина водоема соответствовали друг другу. Слишком маленькая блесна на большом озере не принесет успеха. Важно также и правильно подобрать соответствующие блесны для определенной глубины.
Позволю себе проиллюстрировать это на примере. В Голландии имеется множество польдерных каналов, глубина которых составляет всего лишь от 40 до 100 см и где нет течения. Если в них ловить на довольно тяжелую металлическую блесну, поминутно будут случаться зацепы и вы ничего не поймаете. Здесь следует ставить блесну, тело которой состоит из пластмассовой трубки или нескольких стеклянных бусинок.
При покупке блесен желательно знать, насколько глубок водоем, в котором вы будете ловить рыбу. Конечно, нельзя точно сказать продавцу: “Мне нужна блесна для рыбалки на канале глубиной 65 см”, но хотя бы приблизительно его сориентировать нужно. Манипулируя вершинкой удилища или подматывая леску сразу после заброса (или немного выждав после заброса), можно в какой-то мере влиять на то, глубоко или мелко пойдет блесна. Я, впрочем, нашел еще один способ, как в мелких водоемах на сравнительно тяжелые блесны ловить крупных хищников: с помощью тандемных вращающихся блесен! Ловля будет тем успешнее, чем вода мутнее, так как эти блесны создают сильную вибрацию.
Вращающиеся блесны, которые я главным образом использую на мелких голландских польдерах, это Lusox № 2 и № 3 фирмы Mepps без свинцовой головки. Если водоем немного глубже, то на этот случай всегда под рукой Reflex и Droppen фирмы Abu Garcia. Важно бросать блесну там, где, предположительно, стоит хищник, а это зависит от времени года. Не бывает так, чтобы хищные рыбы круглый год стояли в 10 см ото дна. Летом они охотятся за стайками мальков, которые плавают у самой поверхности. Зимой они сознательно ищут гораздо более глубокие места – там и следует предлагать им приманку. Чем точнее вы подадите блесну, тем больше шансов на успех.
Для меня лучшие места там, где хищник привольно себя чувствует, потому что там есть корм и безопасность, то есть возле мостов, лодочных причалов, шлюзов, дамб, перекрестков различных каналов. Не следует забывать участки с камышом и другой водной растительностью. В глубоких озерах всегда следует ловить там, где есть неоднородный рельеф дна: бровки, подводные острова, даже затонувшая разбитая машина или дерево, лежащее на дне. О неоценимых услугах эхолота в поисках оптимальных подводных зон, думаю, говорить излишне.

Ошибки и особые приемы

Я часто ловлю с рыболовами-туристами судаков и щук и вижу, какие ошибки делают гости при ловле на спиннинг. Самая распространенная – стремление как можно дальше забросить блесну и как можно быстрее крутить рукоятку катушки. Почему? Дальний заброс не дает гарантии, что поймаешь больше, и не все хищные рыбы – рекордсмены по плаванию. Если бросать прицельно в не слишком отдаленную точку, где, предположительно, есть хищник, и затем правильно и с полной концентрацией внимания выбирать леску, то шансов на успех несомненно больше. Увидев возле берега камыш или другие водные растения, попытайтесь сначала забросить туда, а потом уж и в середину водоема. Не знаете, какова глубина данного участка водоема, – опустите вершинку удилища в воду и определите глубину. Если несколько забросов в месте, которое кажется вам хорошим, ничего не дали, попытайтесь вести блесну с большей или меньшей скоростью, меняйте глубину проводки, а если не поможет и это, смените блесну. У меня, например, часто бывает так, что я безуспешно делаю 19 забросов около какого-нибудь моста, а на двадцатый крупная щука хватает мою блесну.
Как я уже подчеркивал в предыдущей статье, доверие к снастям и терпение очень важны. Можно также во время одной проводки менять скорость движения блесны, опускать ее глубоко и не очень, с помощью вершинки удилища заставлять ее идти вверх или вниз. Ускоренное движение блесны часто служит хищнику сигналом к началу атаки и создает у него впечатление, что если он сейчас не на что не решится, то добыча уйдет.
Окраска блесны тоже играет важную роль. Если погода меняется с дождливой на солнечную, с облачной на безоблачную или ясный день сменяется вечерними сумерками, я часто ставлю блесну другого цвета. Когда кругом темно, я охотнее всего использую флуоресцирующие блесны, и моя интуиция меня не подводит. На них я поймал больше хищников, чем на блесны с иной окраской. Иногда бывает так, что окунь или щука преследуют блесну, но не хватают ее. Моя хитрость при этом выражается в том, что я использую блесну меньшего размера, и тогда почти всегда следует поклевка. Если вы считаете, что используемая вами блесна слишком мала, но более крупных у вас нет, прикрепите к тройнику блесны твистер, и она будет выглядеть больше. К тому же эффективность ее повыситься вдвое. И еще об окраске вращающейся блесны. Не спрашивайте меня почему, но, как показывает мой опыт, точно так же, как и воблеры, совершенно черные блесны в чистой воде и в солнечную погоду очень уловисты. Еще одно практическое наблюдение, которое я никак объяснить не могу: судаки предпочитают желтые и флюоресцирующие желтые вращающиеся блесны. Честно говоря, меня не особо и интересует, почему это происходит; с тех пор как я ловлю рыбу, я использую такие желтые блесны. Важно также, чтобы крючки были очень острые. Купив новые блесны, все тройники без исключения затачиваю. Если я поймал крупную рыбу или зацепил тройником за дно, все крючки проверяю и вновь затачиваю. Иногда важна также и форма лепестка блесны. Если ловите в глубоком водоеме, лучше взять блесну с лепестком в форме ивового листа. Такой лепесток оказывает в воде меньшее сопротивление, чем лепесток более округлой формы, и блесна идет глубже. Это можно объяснить и чисто технически. Лепесток блесны в виде ивового листка, как, например, у блесен “Aglia Long” фирмы Mepps, наклонен под углом 30 градусов по отношению к оси блесны. У круглого же лепестка, например, у оригинальной “Aglia” Mepps, этот угол равен 60 градусам, что означает большее сопротивление в воде. Если на каком-то участке водоема большинство рыболовов ловят на рекомендуемые для этого места блесны, а это означает, что хищная рыба знакома с вибрацией таких блесен и будет их избегать, следует попытать счастья с блеснами совершенно иного типа. Обычно это приносит успех. Может быть, поэтому мне сейчас очень везет с новыми тандемными блеснами, и я часто ловлю даже тех крупных щук, которые здесь, в Голландии, были уже неоднократно пойманы и выпущены назад. Важным также было и остается доверие к своим блеснам. Я имел счастье уже в возрасте двенадцати лет поймать на подаренные блесны несколько окуней и маленькую щуку. С этого момента прошло почти 40 лет. Как бежит время! Но даром я его не терял: в ноябре 1996 года улучшил свой же рекорд ловли польдерных щук, поймав рыбину длиной 112 см и весом 12 кг. Думаю, это мне удалось во многом благодаря моему богатому опыту. Для рыбалки я выбрал место под мостом, где канал был вдвое глубже, чем обычно, – примерно 2 метра. Сначала я ловил в этом канале на блесну Lusox № 3, но когда я подошел к мосту, то оснастил удочку свинцовым грузилом весом 10 г, поскольку щуки здесь в большинстве случаев стояли почти вплотную ко дну. Результат не замедлил сказаться… В заключение я могу порекомендовать: попробуйте однажды ловить рыбу на вращающуюся блесну. И если через час ничего не поймаете, не идите сразу домой, а попытайтесь ловить на блесны других типов.
Я вспоминаю случай в конце прошлого года, когда за все утро я не поймал ничего и хотел уже идти домой. Но после обеда попробовал ловить на небольшую вращающуюся блесну и вытащил пять отличных щук и пару судаков. Поверьте, я сразу же забыл, как плохо все начиналось! Для меня вращающаяся блесна – искусственная приманка моей юности, и когда я сегодня ловлю на нее, я все еще чувствую себя молодым.

Леска Fire Line

Вы, конечно, обратили внимание, что в своей “Азбуке ловли на спиннинг” я неоднократно упоминал название этой лески. Мне доверили в течение шести месяцев тестировать Fire-Line. И сегодня я могу ответственно говорить о ее возможностях. Леска Fire Line изготавливается из Micro-Dyneema – прочнейшего в мире искусственного волокна. Оно было разработано техниками компании DSM High Performance Fibres в Голландии специально для фирмы Berkley. Волокно Micro-Dyneema примерно на 25% прочнее всех выпускавшихся этой компанией до сих пор. Судите сами.

Источник: http://www.fishing-club.ru/lit/lit2.htm

ПОЛИТЕИЗМ РОБЕРТА ЭГГЕРСА: БОГ УСТАЛ НАС ЛЮБИТЬ

ПОЛИТЕИЗМ РОБЕРТА ЭГГЕРСА:
БОГ УСТАЛ НАС ЛЮБИТЬ

Люди — самые жестокие существа на планете. Наша великая история сохранила все наши отвратительные деяния. Мы прогнили до самой сердцевины.

В августе, когда мир уже привык носить маски и начал выходить на улицу, в интернете появилась фотография деревушки, стоящей посреди зеленых лугов мыса Торр-Хед в Северной Ирландии. Она стала глотком свежего воздуха и к продвижению дикого туризма не имела никакого отношения, а демонстрировала декорации к новому фильму Роберта Эггерса «Северянин» — самому масштабному проекту в фильмографии режиссера.

Сценарий для «саги о мести», как назвал картину сам Эггерс, создан совместно с исландским поэтом и писателем Слоном Сигурдссоном. Пышный актерский букет: Бьорк, Николь Кидман, Уиллема Дефо, Аню Тейлор-Джой и братьев Скарсгардов, — мы увидим в декорациях Исландии Х века и рассказе о викингах. Размах фильма, судя по немногочисленным известным деталям, которые касаются сюжета, можно себе только представить. Мы точно знаем, что нас ждет «много чертовых кораблей».

Читайте:  Коридорас трилинеатус

В чем мы уверены, так это в огромном количестве отсылок к мифологии и фольклору, которые окатят нас волнами с экрана. В каждой картине Роберт Эггерс экранизирует новые мифы, смешивает их со страхами людей и выравнивает божественные пантеоны на весах справедливости.

Режиссер вырос в деревянном домике близ леса, поля и фамильного кладбища XVIII века. В такой обстановке старая культура Новой Англии окружала Эггерса повсюду, навсегда оставив отпечаток на мировоззрении: о собственном вероисповедании режиссер говорить не любит, но признается, что изучение политеизма интересует его даже больше кинематографа. Экран — инструмент, с помощью которого Эггерс рассказывает байки из склепа. Режиссер верит в феномен генетической памяти, благодаря которому писатель может рассказывать о том, чего не видел сам. Возможно, именно поэтому жизнь XVII века выглядит так убедительно в исполнении Эггерса.

Прежде чем рассуждать о сочетании в фильмах режиссера религии, мифологии и сумасшествия, вспомним его картины.

После выхода дебютного триллера 2015-го года «Ведьма» Эггерс получил признание в жанре хоррор. Для Ани Тейлор-Джой, исполнившей роль старшей дочери Томасины в семье колонистов, фильм также стал судьбоносным — ее имя впервые вписали в титры. Эггерс здесь обращается к собственным детским воспоминаниям. Картина оказалась настолько правдоподобной, что съемки фильма поддержал Храм Сатаны, организовав вдобавок несколько показов. Представитель организации Джекс Блэкмор назвал фильм «впечатляющим примером проникновения в суть сатанизма», поблагодарив режиссера за его объективную интерпретацию. Стивен Кинг тоже не остался в стороне, высоко оценив картину. Такой эффект достигнут благодаря сохранившимся с XVII памятниками письменности, на которые опирался Эггерс. Вплоть до диалогов и сюжетных линий картина почти полностью повторяет литературную историю — насколько она правдива сказать сложно.

Эггерс не любит придумывать лишнего: хотя в фильме 2019-го года «Маяк» и есть нотка фэнтезийности, она лишь подыгрывает фантасмагории на экране. История двух смотрителей с одинаковыми именами (обоих зовут «Томас») вполне реальна — Эггерс просто перенес ее на столетие вперед и изменил концовку для более эффектного финала. Саундтрек Марка Корвена, который работает с режиссером еще со времен «Ведьмы», угнетает с первой секунды. Непонятно, есть ли там инструменты или все доносящиеся до зрителя звуки — это скрежет старого маяка, разваливающегося дома, гудящих вдалеке кораблей. Картина снята в формате 4×4, из-за чего зритель чувствует себя запертым в коробке — прямо как герои на маяке. Благодаря этим факторам фильм получился вязким и темным, напоминающим нефтяное пятно.

Оба фильма — отшельнические. В «Ведьме» мы видим пуританскую семью, живущую на лесном отшибе, в «Маяке» — островок неподалеку от побережья Новой Англии и двух смотрителей. Бегство становится одним из мотивов каждой из картины различается здесь только его причина. Но герои бегают по кругу: они будто спасаются от своих корней и настоящих сущностей, а те, в свою очередь, наступают им на пятки. «Ты даже не человек», — говорит герой Уиллема Дефо своему молодому напарнику в исполнении Роберта Паттинсона, и сам обращается в покрытого ракушками Нептуна.

В «Ведьме» религиозные мотивы формируют противостояние Христа и Дьявола: здесь нашлось место изгнанию, падшему ангелу и служению Антихристу. В «Маяке» вера не играет главную роль, позволяет поставить важный акцент — герои не надеются на Бога, а боятся его. В обеих картинах ритуал ощущается как кочка на ровной дороге, от которой становится некомфортно.

Если очень постараться, в сюжете можно разглядеть библейские отсылки. Как уже было упомянуто выше, Томасина вполне может сойти за падшего ангела, которого изгнали не только из общины, но и из собственной семьи за мнимую причастность к черному колдовству. Зато после утраты родственников девушка принимает свою настоящую сущность, действительно становясь одной из ведьм. В «Маяке» дело обстоит сложнее: сама лампа становится запретным плодом Томаса-младшего после того, как ему не разрешают подниматься к ней. Томас-старший вовсе ведет себя как ревнивый муж, называет маяк своей единственной любимой женщиной и по ночам занимается некоторыми непотребствами. Персонаж Паттинсона решает, что его единственное спасение — в загадочной лампе, которую надо завоевать любой ценой. В данном случае, ценой жизни ради маяка, в котором вряд ли что-то есть. Сам Эггерс в сценарии не написал, что именно Томас-младший видит в финальной сцене, но подробно описал эмоции, состоящие из ужаса и отчаяния.

Состояние отчуждения, в котором оказываются герои, ставит их лицом к лицу с высшими силами и явлениями, которые они не в силах объяснить. Дьявол в «Ведьме» показан в классическом образе черного козла, в то время как гнев Нептуна в «Маяке» проявляется в страшном нескончаемом шторме и полубредовых видениях героев. Они проделывают странный путь, пункт назначения которого неизвестен, зато у него есть точка невозврата. Люди во все времена оправдывали необъяснимое высшими силами, будь то карой божьей или дьявольским грехом. Однако если посмотреть на происходящее не пристрастным к мифологии и религии взглядом, открывается совсем другая реальность: персонажи сами загоняют себя в угол, бегут от мира, оставаясь наедине с собственными тайнами и страхами.

Отсюда рождаются мифические существа, влияние которых редко является отрицательным — назовем их своеобразными проводниками. Эггерс инверсирует человеческое восприятие мифических существ, которые исконно вводили в ужас и отторгали. В его фильмах твари приводят в спасительное пристанище и воздают по заслугам. Козел, который весь фильм был ни то галлюцинацией, ни то животным-изгоем, в итоге оказывается самим дьяволом и приводит героиню на шабаш, где ведьмы принимают ее в свои ряды. Русалка становится персонажем с наркотическим эффектом: она пугает героя, возвращая его к самым страшным воспоминаниям, но, одновременно, утоляет похабные желания и доводит до состояния иллюзорной эйфории, в которой нет ни проклятого маяка, ни смердящего деда.

В «Ведьме» дьявольские силы становятся спасительными, заставляют зрителя переосмыслить реальные мотивы нечистой силы. Эггерс ставит Бога и Дьявола на один уровень, показывая, что первый не терпит малейшего неповиновения и оттого тираничен, а второй готов приютить отвергнутых и дать им новый шанс. В «Маяке» же Нептун и подвластные ему карают людей за их бесчеловечность и низвергают до состояния животных. В обоих случаях столкновение с высшими силами является как раз той точкой невозврата, после которой герои сами того не подозревая предрасполагают свой дальнейший путь.

Одним из самых популярных развитий событий у Эггерса становится сумасшествие персонажей после того, как собственными действиями они доводят себя до точки кипения. В «Ведьме» вообще все происходящее смахивает на помешательство: отец семейства вдруг примеряет образ Иисуса, младший сын с дьявольским именем Самуил (Самаэль — в Талмуде начальник демонов и ангел смерти — прим. автора) исчезает прямо из рук Томасин, а мать ненавидит старшую дочь и настолько раздавлена, что не отличает младенца от ворона, который выклевывает ее грудь. Эггерс пугает не происходящим на экране, хотя оно более чем жутко, а внутренним некомфортом, которому нет объяснения. Точнее, этих объяснений слишком много, чтобы остановиться на одном, — а людей всегда пугала неизвестность. Как писал Джен Робертс: «Люди — самые жестокие существа на планете», и персонажи Эггерса — наглядный тому пример. Зритель не боится галлюцинаций, больше похожих на бэд-трип, а испытывает ужас от осознания, что герои довели себя до этого сами. Когда мать из-за паранойи решает убить собственную дочь, когда отец готов оставить ребенка в диком лесу, когда главные герои доходят до белой горячки, и один разрубает другому череп. В фильмах Эггерса персонажи не эволюционируют, а деградируют, опускаясь до животных инстинктов.

Неизвестно, действительно ли режиссер намеревается закончить трилогию культуры Новой Англии, но триада саспенса останется неизменной. Мифология, религия и помешательство — черепахи, на которых стоит создаваемый Эггерсом ужас. Каждая из этих составляющих для двух других работает как триггер — оттого их синтез получается таким гармоничным.

Главное в фильмах режиссера — приближенная в них к реальности атмосфера, благодаря которой зритель проживает происходящее. В «Ведьме» ради нескольких секунд была выстроена целая деревня, которую мы видим в расфокусе, а формат съемки 1,66:1 как бы стесняет пространство, неестественно вытягивая его. Для гнетущего воя кораблей в «Маяке» звукооператоры записывали гул наутифона, который сводил героев с ума. «Я даже читал о том, как смотрители маяка так привыкали постоянно его слышать, что, выйдя на пенсию, не могли от этой привычки избавиться и делали паузы в речи, соответствующие промежуткам между завываниями», — рассказывал режиссер в одном из интервью.

Роберт Эггерс пугает зрителя реальностью, рожденной в фольклоре, который прочно вошел в культуру народа. За личиной мифологии и религиозных верований скрывается настоящее нутро человека, которое вводит в ужас сильнее всяких тварей.

Редактор: Лена Черезова

Источник: http://cinetexts.ru/eggers

ПОЛИТЕИЗМ РОБЕРТА ЭГГЕРСА: БОГ УСТАЛ НАС ЛЮБИТЬ

ПОЛИТЕИЗМ РОБЕРТА ЭГГЕРСА:
БОГ УСТАЛ НАС ЛЮБИТЬ

Люди — самые жестокие существа на планете. Наша великая история сохранила все наши отвратительные деяния. Мы прогнили до самой сердцевины.

В августе, когда мир уже привык носить маски и начал выходить на улицу, в интернете появилась фотография деревушки, стоящей посреди зеленых лугов мыса Торр-Хед в Северной Ирландии. Она стала глотком свежего воздуха и к продвижению дикого туризма не имела никакого отношения, а демонстрировала декорации к новому фильму Роберта Эггерса «Северянин» — самому масштабному проекту в фильмографии режиссера.

Сценарий для «саги о мести», как назвал картину сам Эггерс, создан совместно с исландским поэтом и писателем Слоном Сигурдссоном. Пышный актерский букет: Бьорк, Николь Кидман, Уиллема Дефо, Аню Тейлор-Джой и братьев Скарсгардов, — мы увидим в декорациях Исландии Х века и рассказе о викингах. Размах фильма, судя по немногочисленным известным деталям, которые касаются сюжета, можно себе только представить. Мы точно знаем, что нас ждет «много чертовых кораблей».

Читайте:  Лабеотрофеус тревавас

В чем мы уверены, так это в огромном количестве отсылок к мифологии и фольклору, которые окатят нас волнами с экрана. В каждой картине Роберт Эггерс экранизирует новые мифы, смешивает их со страхами людей и выравнивает божественные пантеоны на весах справедливости.

Режиссер вырос в деревянном домике близ леса, поля и фамильного кладбища XVIII века. В такой обстановке старая культура Новой Англии окружала Эггерса повсюду, навсегда оставив отпечаток на мировоззрении: о собственном вероисповедании режиссер говорить не любит, но признается, что изучение политеизма интересует его даже больше кинематографа. Экран — инструмент, с помощью которого Эггерс рассказывает байки из склепа. Режиссер верит в феномен генетической памяти, благодаря которому писатель может рассказывать о том, чего не видел сам. Возможно, именно поэтому жизнь XVII века выглядит так убедительно в исполнении Эггерса.

Прежде чем рассуждать о сочетании в фильмах режиссера религии, мифологии и сумасшествия, вспомним его картины.

После выхода дебютного триллера 2015-го года «Ведьма» Эггерс получил признание в жанре хоррор. Для Ани Тейлор-Джой, исполнившей роль старшей дочери Томасины в семье колонистов, фильм также стал судьбоносным — ее имя впервые вписали в титры. Эггерс здесь обращается к собственным детским воспоминаниям. Картина оказалась настолько правдоподобной, что съемки фильма поддержал Храм Сатаны, организовав вдобавок несколько показов. Представитель организации Джекс Блэкмор назвал фильм «впечатляющим примером проникновения в суть сатанизма», поблагодарив режиссера за его объективную интерпретацию. Стивен Кинг тоже не остался в стороне, высоко оценив картину. Такой эффект достигнут благодаря сохранившимся с XVII памятниками письменности, на которые опирался Эггерс. Вплоть до диалогов и сюжетных линий картина почти полностью повторяет литературную историю — насколько она правдива сказать сложно.

Эггерс не любит придумывать лишнего: хотя в фильме 2019-го года «Маяк» и есть нотка фэнтезийности, она лишь подыгрывает фантасмагории на экране. История двух смотрителей с одинаковыми именами (обоих зовут «Томас») вполне реальна — Эггерс просто перенес ее на столетие вперед и изменил концовку для более эффектного финала. Саундтрек Марка Корвена, который работает с режиссером еще со времен «Ведьмы», угнетает с первой секунды. Непонятно, есть ли там инструменты или все доносящиеся до зрителя звуки — это скрежет старого маяка, разваливающегося дома, гудящих вдалеке кораблей. Картина снята в формате 4×4, из-за чего зритель чувствует себя запертым в коробке — прямо как герои на маяке. Благодаря этим факторам фильм получился вязким и темным, напоминающим нефтяное пятно.

Оба фильма — отшельнические. В «Ведьме» мы видим пуританскую семью, живущую на лесном отшибе, в «Маяке» — островок неподалеку от побережья Новой Англии и двух смотрителей. Бегство становится одним из мотивов каждой из картины различается здесь только его причина. Но герои бегают по кругу: они будто спасаются от своих корней и настоящих сущностей, а те, в свою очередь, наступают им на пятки. «Ты даже не человек», — говорит герой Уиллема Дефо своему молодому напарнику в исполнении Роберта Паттинсона, и сам обращается в покрытого ракушками Нептуна.

В «Ведьме» религиозные мотивы формируют противостояние Христа и Дьявола: здесь нашлось место изгнанию, падшему ангелу и служению Антихристу. В «Маяке» вера не играет главную роль, позволяет поставить важный акцент — герои не надеются на Бога, а боятся его. В обеих картинах ритуал ощущается как кочка на ровной дороге, от которой становится некомфортно.

Если очень постараться, в сюжете можно разглядеть библейские отсылки. Как уже было упомянуто выше, Томасина вполне может сойти за падшего ангела, которого изгнали не только из общины, но и из собственной семьи за мнимую причастность к черному колдовству. Зато после утраты родственников девушка принимает свою настоящую сущность, действительно становясь одной из ведьм. В «Маяке» дело обстоит сложнее: сама лампа становится запретным плодом Томаса-младшего после того, как ему не разрешают подниматься к ней. Томас-старший вовсе ведет себя как ревнивый муж, называет маяк своей единственной любимой женщиной и по ночам занимается некоторыми непотребствами. Персонаж Паттинсона решает, что его единственное спасение — в загадочной лампе, которую надо завоевать любой ценой. В данном случае, ценой жизни ради маяка, в котором вряд ли что-то есть. Сам Эггерс в сценарии не написал, что именно Томас-младший видит в финальной сцене, но подробно описал эмоции, состоящие из ужаса и отчаяния.

Состояние отчуждения, в котором оказываются герои, ставит их лицом к лицу с высшими силами и явлениями, которые они не в силах объяснить. Дьявол в «Ведьме» показан в классическом образе черного козла, в то время как гнев Нептуна в «Маяке» проявляется в страшном нескончаемом шторме и полубредовых видениях героев. Они проделывают странный путь, пункт назначения которого неизвестен, зато у него есть точка невозврата. Люди во все времена оправдывали необъяснимое высшими силами, будь то карой божьей или дьявольским грехом. Однако если посмотреть на происходящее не пристрастным к мифологии и религии взглядом, открывается совсем другая реальность: персонажи сами загоняют себя в угол, бегут от мира, оставаясь наедине с собственными тайнами и страхами.

Отсюда рождаются мифические существа, влияние которых редко является отрицательным — назовем их своеобразными проводниками. Эггерс инверсирует человеческое восприятие мифических существ, которые исконно вводили в ужас и отторгали. В его фильмах твари приводят в спасительное пристанище и воздают по заслугам. Козел, который весь фильм был ни то галлюцинацией, ни то животным-изгоем, в итоге оказывается самим дьяволом и приводит героиню на шабаш, где ведьмы принимают ее в свои ряды. Русалка становится персонажем с наркотическим эффектом: она пугает героя, возвращая его к самым страшным воспоминаниям, но, одновременно, утоляет похабные желания и доводит до состояния иллюзорной эйфории, в которой нет ни проклятого маяка, ни смердящего деда.

В «Ведьме» дьявольские силы становятся спасительными, заставляют зрителя переосмыслить реальные мотивы нечистой силы. Эггерс ставит Бога и Дьявола на один уровень, показывая, что первый не терпит малейшего неповиновения и оттого тираничен, а второй готов приютить отвергнутых и дать им новый шанс. В «Маяке» же Нептун и подвластные ему карают людей за их бесчеловечность и низвергают до состояния животных. В обоих случаях столкновение с высшими силами является как раз той точкой невозврата, после которой герои сами того не подозревая предрасполагают свой дальнейший путь.

Одним из самых популярных развитий событий у Эггерса становится сумасшествие персонажей после того, как собственными действиями они доводят себя до точки кипения. В «Ведьме» вообще все происходящее смахивает на помешательство: отец семейства вдруг примеряет образ Иисуса, младший сын с дьявольским именем Самуил (Самаэль — в Талмуде начальник демонов и ангел смерти — прим. автора) исчезает прямо из рук Томасин, а мать ненавидит старшую дочь и настолько раздавлена, что не отличает младенца от ворона, который выклевывает ее грудь. Эггерс пугает не происходящим на экране, хотя оно более чем жутко, а внутренним некомфортом, которому нет объяснения. Точнее, этих объяснений слишком много, чтобы остановиться на одном, — а людей всегда пугала неизвестность. Как писал Джен Робертс: «Люди — самые жестокие существа на планете», и персонажи Эггерса — наглядный тому пример. Зритель не боится галлюцинаций, больше похожих на бэд-трип, а испытывает ужас от осознания, что герои довели себя до этого сами. Когда мать из-за паранойи решает убить собственную дочь, когда отец готов оставить ребенка в диком лесу, когда главные герои доходят до белой горячки, и один разрубает другому череп. В фильмах Эггерса персонажи не эволюционируют, а деградируют, опускаясь до животных инстинктов.

Неизвестно, действительно ли режиссер намеревается закончить трилогию культуры Новой Англии, но триада саспенса останется неизменной. Мифология, религия и помешательство — черепахи, на которых стоит создаваемый Эггерсом ужас. Каждая из этих составляющих для двух других работает как триггер — оттого их синтез получается таким гармоничным.

Главное в фильмах режиссера — приближенная в них к реальности атмосфера, благодаря которой зритель проживает происходящее. В «Ведьме» ради нескольких секунд была выстроена целая деревня, которую мы видим в расфокусе, а формат съемки 1,66:1 как бы стесняет пространство, неестественно вытягивая его. Для гнетущего воя кораблей в «Маяке» звукооператоры записывали гул наутифона, который сводил героев с ума. «Я даже читал о том, как смотрители маяка так привыкали постоянно его слышать, что, выйдя на пенсию, не могли от этой привычки избавиться и делали паузы в речи, соответствующие промежуткам между завываниями», — рассказывал режиссер в одном из интервью.

Роберт Эггерс пугает зрителя реальностью, рожденной в фольклоре, который прочно вошел в культуру народа. За личиной мифологии и религиозных верований скрывается настоящее нутро человека, которое вводит в ужас сильнее всяких тварей.

Редактор: Лена Черезова

Источник: http://cinetexts.ru/eggers