Собаки в Средневековье

Покончив с высокой античностью, человечество вновь вернулось в детство с его простыми сказками, полными грубых подвигов, войн и любви. И собака из друга и бога на какое-то время вновь превратилась в первую очередь в воина. Древние германцы успешно сражались с последними римлянами с помощью древних мастифообразных собак; Гай Марий проиграл им битву, Арминий одолел ими Вара, они защищали походные вагенбурги варваров. Прошла пара столетий, и вся Европа задрожала в страхе перед «рыцарями открытых морей» – викингами, наводившими ужас не только своими зверствами, но и псами.

Воинственные кельты, чье воображение поразили огромные брудастые борзые, сочиняли о них баллады… Ирландцы же, обожествлявшие собаку еще на рубеже тысячелетия, дали имя Кухулин (Пес Куланна) одному из главных героев своих саг. Впрочем, прирученные и превратившиеся в волкодавов, злобные псы стали частью уже мирного фольклора, ярким примером которого является ирландская легенда о Гелерте.

В 1210 году Иоанн Безземельный подарил Гелерта принцу Уэльскому. Как-то принц уехал на охоту, а маленького сына оставил под присмотром верного Гелерта. Вернувшись домой, принц увидел, что ребенка нет, а морда пса в крови. Разъяренный принц выхватил меч и зарубил собаку – и только после этого увидел волка, загрызенного Гелертом, и услыхал лепет сына. Горько раскаялся принц и приказал воздвигнуть верному Гелерту памятник.

Но раннее средневековье уступает место зрелому, христианство окончательно покоряет мир, и параллельно с военными подвигами неизбежно развивается и мирная деятельность собак, в первую очередь связанная, конечно, с охотой. На долгие века главенствующую позицию в жизни европейца и в его устном и письменном творчестве занимает собака охотничья. Еще к VII веку относится красивая легенда о Святом Губерте.

Был в Арденнском лесу небольшой городок, и охотился близ него веселый рыцарь и главный охотничий Пипина Волосатого Франсиск Губерт. И вот в чистый четверг отправился Губерт на охоту со своими собаками. Псы загнали роскошного оленя с огромными рогами в десять отростков. Страстно пустились собаки в погоню, но олень внезапно замер, повернулся к рыцарю, и потрясенный главный охотничий увидел меж рогами сверкающее небесным светом распятие. «О, Губерт, Губерт! – раздался вдруг голос. – Зачем ты меня преследуешь? Доколе из-за страсти к охоте будешь ты забывать о своем духовном спасении?!» Потрясенный Губерт отошел от суеты мира, стал священником, а на месте встречи с оленем построил монастырь.

Собаки же его стали называться гончими святого Губерта, и сам он стал покровителем всех охотников, всегда изображаемым с собакой. Также с собакой традиционно изображались святой Франциск, святой Бернар и святой Рох, которому она приносила хлеб и никогда не покидала его. Особое место занимал и образ собакоголового святого средневековой легенды “Христофоруса Кинокефалуса”. Красавец Репрев из Антиохи в III веке н.э. был настолько красив, что во избежание соблазнов попросил Бога обезобразить его, что и было сделано. Святой получил имя Христофора и собачью голову, став воплощением верности Христу. Так образ перерос в символ. Увы, церковь не потерпела такого святотатства, и с 1969 года этот святой исключен из всех календарей и упоминаний.

Вообще, собака все чаще появляется в связи с изображением хранителя стада – епископа-проповедника – Доброго Пастыря – Христа; то есть Новый завет гораздо более лояльно относится к собаке, чем Завет Ветхий. В противоположность ветхозаветной традиции и даже евангельским текстам, средневековье видит в собаке символ преданности и верности, символ бдительности, что выразилось в известном определении монахов доминиканского ордена Domini canis – Псы господни. Они даже носили черно-белые рясы и часто использовали в качестве своего символа черно-белую собаку. (В России же, как все помнят, принадлежностью государевых псов – опричников являлась именно собачья голова для «выгрызания измены»).

Преданность собаки человеку – вот основная тема средневековья. Хотя не забывается и лукавая притча о том, как собака, переплывавшая реку с куском мяса в зубах, увидела его отражение в воде. Погнавшись за отражением, она упустила настоящее мясо, и эта история, столь часто упоминаемая в средние века, говорила людям об опасности погони за неизвестными удовольствиями.

О собаках пишут такие известные отцы церкви, как Пьер из Бовэ и Гуго из Фольето, Альберт Великий и Брунетто Латини; появляются многочисленные (до нашего времени дошло более пятисот!) бестиарии, где немало места уделено собаке и ее символике. Ведь по-прежнему человека связывают с собакой любовь и страх, но он уже не только восхищен, но и умилен любовью собаки и человека.

Однако несмотря на усиление религиозного элемента, бытовая жизнь тоже не стоит на месте. Охота совершенствуется, появляются бесконечные своды правил и уложения, а охотничья собака прочно утверждается не только в словесном и изобразительном клерикальном искусстве, но и в светском. Она сопровождает куртуазные гравюры, изображения обручений, бытовых и назидательных сцен, становится постоянным персонажем народных преданий, фаблио и сказок, оставаясь при этом в бытовом смысле символом супружеской верности. Идеальным же синтезом светского и религиозного направлений становится легенда о собаке, нашедшей убийцу хозяина и доказавшей его вину перед судом короля.

Заканчивался XIV век. Два друга, французские аристократы Жак де Шевантье и Андре де Маршан охотились в Булонских лесах. Но с охоты Маршан вернулся один. Не вернулся Шевантье и через день, и через неделю. И, вероятно, помолились бы за его бедную душу монахи, и на этом дело и закончилось бы, если бы не любимая гончая пропавшего. Она выла при виде друга своего хозяина, а при каждом возможном случае пыталась вцепиться ему в горло.

Родственники заподозрили неладное и обратились к самому королю. Мудрый король выслушал обе стороны и повелел устроить поединок Божий, испытание, в котором сам Господь укажет виновного. Маршан вынужден был согласиться. И вот на королевском дворе в присутствии короля и священников один на один вышли друг против друга человек и собака. В качестве оружия Маршан выбрал палицу с железными шипами, а пес – собственные зубы. Поединок был коротким. Едва пса спустили с цепи, как он одним прыжком сбил Маршана с ног и вцепился ему в глотку. Убийца успел сознаться в смертоубийстве и умер.

Эта легенда послужила основой самых популярных и разнообразных преданий о собаке в разных странах вплоть до конца XVIII века. Несколько отдельно, как в светской, так и в церковной традиции, стоят легенды о собаках-оборотнях. Их немного, но все же они есть, как, например, знаменитая легенда о графине-оборотне, которой в виде собаки отрубили переднюю лапу – и по окровавленному обрубку хозяйки замка ведьма была вычислена и наказана.

Читайте:  Топ-10 милых пород собак

Именно мотив оборотничества собак, идущий от древних цивилизаций, и так и не изжитый христианством, указывает на некоторую двойственность в отношении этих животных. С одной стороны – верность и безоглядная готовность к вере, но с другой, собака часто символизирует грех неукротимого гнева. Адские псы сопровождают охотника за душами – Сатану. Собака противопоставляется святыне, оскорбляет ее, олицетворяя язычество и ересь.

Эпоха Просвещения, прочно утвердив символику собаки как верность, почти уничтожила ее негативный аспект. Но, как известно, темные силы не сдаются так просто – они лишь видоизменяются, и сатанинские оборотни превратились в классические «страшилки». Самой распространенной историей такого рода, конечно же, является рассказ о «черной собаке», таинственном звере, рыщущем по сельским районам. Происхождение рассказа английское, но в несколько измененном виде его можно услышать по всей Европе.

За сотни лет существования этот феномен не претерпел никаких изменений: «Страшилище на четырех ногах, черное, а глазищи горят огромные, как блюдца». В Норфолке этого зверя зовут «черный пес», в Ирландии – «леший Пука», в Сомерсете – «большая собака», а в Суррее традиционно именуют «суррейской пумой». Отсюда, как вы уже догадались, совсем недалеко и до собаки Баскервилей. «Черная собака» не утратила и своего извечного дуализма: она может принести как добро, так и зло. Одних выведет на верную дорогу и будет хранить гуляющих детей, для других становится причиной смерти.

Источник: http://galactikka.com/news-57e694f1bd0470b15e8b4567

Псы войны: боевые собаки в военной истории

Люди издавна использовали животных в своих войнах. Естественно, самый верный спутник человека, собака, не избежал этой участи. Она была приручена в каменном веке (10—15 тыс. лет назад). В то время ее использовали для охраны стоянок, охоты, а также в качестве живых консервов, т.е. животных забивали в случае голода. Использование собак в межплеменных конфликтах не установлено.

Первые свидетельства применения собак на войне относятся к периоду древнего Египта. Сохранилось изображение фараона Тутанхамона (1333—1323 гг. до н. э.) в бою с сирийцами, рядом с его колесницей вражеские войска атакуют собаки. На многих египетских изображениях сцен охот фараонов (в том числе и на львов) можно увидеть похожих собак. Возможно, что они постоянно были рядом с фараоном и во время боя.

Более известны боевые псы ассирийской армии царя Ашшурбанапала. На прекрасных ассирийских барельефах изображены мощные собаки, охотящиеся на львов и участвовавшие в боях. Преемником Ассирии стала Персия. Кир II Великий ещё в 559—530 гг. до н. э. брал в походы боевых собак. А

персидский царь Камбис II в 530—522 гг. до н. э. активно использовал их в войне с египтянами. Сто лет спустя в войсках Ксеркса псы воевали против Греции. После победы над Ксерксом эллины завладели ценным военным трофеем в виде боевых псов. Новое приобретение стало активно применяться в многочисленных войнах, в частности, в Пелопоннесской войне. Александр Македонский часто использовал отряды боевых собак в своих дальних походах. Когда новый гегемон мира – Рим – столкнулся в борьбе с эллинистическими государствами, ему пришлось испытать свирепость псов войны. Первым вместе с боевыми слонами их взял в свой поход на Апеннины знаменитый Пирр, применявший отряды боевых псов в битве при Гераклее. Известно, что сотню боевых собак в Рим привез Луций Эмилий Павел в качестве военного трофея, захваченного в войне против царя Македонии Персея, в середине II века до нашей эры. Боевые псы впервые прошли по Риму рядом с захваченным в плен царем.

В легионах служебные собаки стали неотъемлемой частью военного быта. Следует отметить, что хотя римляне и получили от греков боевых собак, однако в войне их использовали мало – в основном они использовались как посыльные и для охраны. Подтверждение факт использования Римом собак в охранном качестве (с целью предупреждения о приближении неприятеля) можно найти в трудах римского писателя Вегеция. Предпочтение отдавалось сторожевой функции для охраны значимых государственных объектов, включая пограничные укрепления. Для этих целей отбирали самых злобных собак. Также предполагается, что собаки применялись для поиска беглецов.

Что же представляли собой грозные псы войны, которые использовались от Египта до Италии? Это были мощные собаки молосского типа. Молоссы – это разнотипная группа крупных собак с короткой мордой и устрашающим видом, находившаяся на стадии примитивных (неустойчивых) форм пород, сформировавшаяся как генетическая база из собак-аборигенов Древних государств Востока, Этрурии и кельтов на территории Римской империи. Была выведена для несения охраны (стад, людей и др.) как зверовая собака и как собака-воин. Тактика их применения состояла в массовой атаке специально натасканных животных во фланг или тыл противника. Желательно, чтобы вражеские воины имели легкую защиту, тогда эффект в случае успеха был поистине страшен.

В Древнем Риме собаки широко использовались для гладиаторских боев. Даже хорошо обученным бестиариям (гладиаторам, сражающимся против животных) нелегко было выстоять против таких врагов.

Собаки участвовали и в войнах средневековья. Русские князья Святослав и Олег использовали собак в своих походах. Западноевропейские монархи применяли стаи боевых псов, закованных в доспехи.

Военное дело XVI века не обошло верных спутников человека стороной. Конкистадоры активно использовали боевых собак при завоевании Америки. Впервые их использовали в 1493 году, и они оказались так эффективны в схватках против араваков (индейцы Южной Америки), что их считали стоящими десятка солдат. Одним из самых знаменитых псов был Бекерильо («Теленок»), который убил столько индейцев, что ему было положено дополнительное жалование лучника и повышенный пай в добыче. Понятное дело, что деньги получала не собака, а хозяин. В отряде знаменитого Кортеса, сокрушившего империю ацтеков, были боевые собаки, защищенные броней.

В период нового времени собакам также находилось место на поле боя. У Петра Первого была борзая, которая разносила его письма и распоряжения.

В период Первой Мировой войны собаки выполняли множество функций. Использовали их даже как тягловую силу. Они доставляли боеприпасы и питание на передовую, вытаскивали раненых из боя. В годы Второй Мировой войны собаки овладели новыми воинскими профессиями. Овчарка-сапер Дик обнаружила 1728 фашистских мин. Связист Джек перенес 2932 боевых документа.

Конечно, верный друг человека не оставлял его в беде. 900 раненых вывезла с поля боя собачья упряжка старшины Е.Федулина. Использовались собаки и непосредственно на поле боя. В Красной Армии были подразделения овчарок, которые были приучены кидаться под танки с зарядом взрывчатки, при детонации которого животное погибало. Так собаки жертвовали жизнью, перемалывая бронетанковый кулак вермахта.

В современных армиях боевые псы выполняют те же функции, что и в начале XX века. Кстати, в современной российской армии есть подразделения собак-истребителей танков, только теперь жилет со смертоносным грузом автоматически отстегивается, когда четвероногий подрывник ныряет под днище бронетехники. У животного появляется реальный шанс на спасение.

Читайте:  Как назвать пекинеса

Источник: http://onhistory.ru/drevniy-mir/drevniy-rim/164-psy-voyny-boevye-sobaki-v-voennoy-istorii.html

Как преданы своим собакам были средневековые люди: самый «собачий» период в истории

Люди средневековой Европы были невероятно преданы своим собакам. Один великий французский любитель собак заявил, что самым большим недостатком животных было то, что они «жили недостаточно долго».

Борзой может быть любая

Позднее Средневековье было одним из самых «собачьих» периодов в истории человечества. Охота, безусловно, была популярным развлечением среди аристократов, которые держали собак не просто как домашних животных. Крестьяне использовали их для защиты жилища и выпаса скота. Из уст в уста передавались легенды о собачьих верности и уме.
Великий герцог Берри лично посетил собаку, которая отказалась покинуть могилу своего хозяина, и дал достаточную сумму денег, чтобы пес ни в чем не нуждался до конца жизни. Правда, был существенный минус увлечения собаками — бешенство. От укуса больной собаки использовали множество средств, начиная от козьей печени и заканчивая морскими купаниями. Аристократами средневекового собачьего дома были борзые и гончие, способные охотится по запаху жертвы. Под борзыми в то время подразумевали все что угодно: от ирландского волкодава до маленькой итальянской борзой. И это заставляет немало потрудиться специалистов по генеалогии собак. Борзая, любимый дар принцев, была обычным героем средневековых историй о собаках. Писатель XIV века утверждал, что борзая должна быть вежливой и не слишком свирепой, слушаться своего хозяина-рыцаря, быть радостной и доброй. Дама рыцаря имела обыкновение заводить комнатных собачек. Их изображения часто встречаются на могилах, украшенных ошейником и маленькими колокольчиками.

Комнатные собачки

Комнатные собачки, как и модная одежда, вызывали гнев средневековых моралистов. Один критик XVI века писал, что их заводят для удовлетворения «распутных женских желаний». Он осудил это, назвав собачек «орудием безумия». Он писал: «Этих миниатюрных щенков куртизанки и любовницы прижимали к груди, укладываясь в постель, целовали в мордочку, кормили за столом мясом. Некоторые из них радовались неразумным собачкам больше, чем детям, способным к мудрости». Но особое возмущение у сурового ментора вызывал тот факт, что собака всегда предупреждала веселым лаем свою хозяйку и ее любовника о приближении мужа.

Фрагмент миниатюры «Январь», 1412-16 годы. Братья Лимбург

На кого были похожи «игрушечные» комнатные собачки? Некоторые из них напоминали мопсов, но с более длинными носами. Более были распространены гладкошерстные. Уши могли быть короткими или висячими, а хвосты — длинными. На многих надгробиях изображены собаки более крупных размеров, чем комнатные. Возможно, гончие. Примечательной является могила Черного Принца в Кентерберийском соборе: не только покойный, но и собачки Якке и Терри серьезно смотрят на нас сквозь века. В книгах по этикету XV века подчеркивали, что непозволительно собакам под столом хозяев драться из-за косточки. Дурной манерой считалось гладить кошку или собаку во время обеда. Слуг могли наказать за то, что гончая уютно расположилась на хозяйской постели. Но спаниели и борзые продолжали это делать, доказывая что у собак тоже есть хороший вкус.

Собаки на службе у человека

В книге «Роскошный часослов герцога Беррийского» есть миниатюра братьев Лимбург, на которой изображены две маленькие собачки, расположившиеся прямо на столе во время герцогского пира, в то время как перед хозяином слуга кормит ожидающую борзую.

Герцог был большим любителем животных и держал огромную псарню. В те более простые времена люди путешествовали с собаками, не вызывая никаких возражений и не испытывая затруднений: у добросердечной настоятельницы Чосера были свои комнатные собачки, а у его монаха — борзые. Наши предки даже приводили своих собак в церковь, против чего власти энергично возражали, но, судя по источникам, не очень эффективно. Одним из самых характерных является монашеский устав XV века против собак и щенков, которые «часто мешают службе своим лаем, а иногда и рвут церковные книги». Однако собака могла сама заработать себе на пропитание. В обществе, где не было полиции, но было полно преступников, сторожевой пес занимал важное место. Днем его запирали, чтобы он хорошо выспался, ночью выпускали на стражу. Сторожевые собаки были огромны. Часто для такой службы выбирали мастифов или алаунтов. Алаунты испанского происхождения были большими животными, напоминающими борзых, но тяжелее, — с грубыми головами, короткими мордами и острыми ушами (возможно, обрезанными). Они были разных цветов, чаще белые с черными пятнами у ушей. Их использовали для охоты, охраны жилища и выпаса скота. Они были настолько сильными, что могли удержать сбежавшего быка. Их свирепость вошла в легенды.

Терьеры прекрасно охотились на лис. Спаниели, особенно испанские, были незаменимы при соколиной охоте. Причем они отличались от современных представителей породы: были крупнее, ноги их были длиннее, а носы острее.

Миниатюра «Охотничья трапеза» из «Книги об охоте», 1406–07 годы

Писатель елизаветинской эпохи Эдвард Топселл в своих произведениях описывал собаку, предка современного пуделя, использовавшуюся для охоты на выдр. Похожих собак на своих гравюрах изображал Дюрер.
Карл I Орлеанский посвящал своему спаниелю стихи. А выдающийся собаковод XIV века Гастон Феб, автор лучшей средневековой охотничьей книги, описывал спаниелей как верных, ласковых и любящих играть хвостом перед своим хозяином. Но прежде чем вы захотите взять на прогулку спаниеля, предупреждал он, убедитесь, что вашему спокойствию не помешают куры, гуси или лошади, случайно встретившиеся по пути.

Как ухаживали за собаками

За борзыми превосходно ухаживали. Стандарты содержания питомника были описаны Гастоном Фебом. Тогда предполагалось, что конура, в которой спят собаки, должна быть построена из дерева на расстоянии фута от земли, с чердаком для большей прохлады летом и тепла зимой, а также с трубой, чтобы согревать обитателей, когда им холодно или сыро. Она должна была располагаться на солнечном дворе, на котором гончие могли бы свободно играть и перемещаться туда, где им нравится.

Миниатюра «Псарня» из «Книги об охоте», 1406–07 годы

Собак следовало выводить на прогулку один или два раза в день и позволять им бегать и играть «в прекрасном саду на солнце», отводить туда, где они могут поесть траву. Конуру нужно было чистить каждое утро, а солому на полу обновлять. Собакам следовало давать свежую воду два раза в день и каждое утро чистить их. Основным продуктом питания собак являлся хлеб из отрубей и дичь, убитая пойманная специально для них. Больных псов сажали на специальную диету: бульон из бобов, протертое мясо, козье молоко. Прислуживал собакам специальный мальчик. Он следил за чистотой, предотвращал драки, готовил к спариванию. Особенности дрессировки охотничьих собак являлись тайной за семью печатями. И передавались устно от учителя к ученику.

Читайте:  Фокстерьер; отзывы

Гастон Феб советовал не быть с собакой многословным, но говорить только то, что хочешь получить от нее. Причем делать это ласково. «Клянусь Богом, — писал он, — я разговариваю со своими собаками, как с человеком. и они понимают меня и делают то, что я хочу, лучше, чем кто-либо из моих домашних, но я не думаю, что кто-то другой может заставить их делать то, что делаю я, и, возможно, никто не сделает этого больше, когда я умру». Самыми популярными именами были Бомонт, Латимер, Принц и Сарацин. Герцог Орлеанский настолько любил своих собак, что иногда даже служил для них мессу.

Источник: http://travelask.ru/blog/posts/25221-kak-srednevekovye-lyudi-byli-predany-svoim-sobakam-samyy-sob

Псы войны: боевые собаки в военной истории

Люди издавна использовали животных в своих войнах. Естественно, самый верный спутник человека, собака, не избежал этой участи. Она была приручена в каменном веке (10—15 тыс. лет назад). В то время ее использовали для охраны стоянок, охоты, а также в качестве живых консервов, т.е. животных забивали в случае голода. Использование собак в межплеменных конфликтах не установлено.

Первые свидетельства применения собак на войне относятся к периоду древнего Египта. Сохранилось изображение фараона Тутанхамона (1333—1323 гг. до н. э.) в бою с сирийцами, рядом с его колесницей вражеские войска атакуют собаки. На многих египетских изображениях сцен охот фараонов (в том числе и на львов) можно увидеть похожих собак. Возможно, что они постоянно были рядом с фараоном и во время боя.

Более известны боевые псы ассирийской армии царя Ашшурбанапала. На прекрасных ассирийских барельефах изображены мощные собаки, охотящиеся на львов и участвовавшие в боях. Преемником Ассирии стала Персия. Кир II Великий ещё в 559—530 гг. до н. э. брал в походы боевых собак. А

персидский царь Камбис II в 530—522 гг. до н. э. активно использовал их в войне с египтянами. Сто лет спустя в войсках Ксеркса псы воевали против Греции. После победы над Ксерксом эллины завладели ценным военным трофеем в виде боевых псов. Новое приобретение стало активно применяться в многочисленных войнах, в частности, в Пелопоннесской войне. Александр Македонский часто использовал отряды боевых собак в своих дальних походах. Когда новый гегемон мира – Рим – столкнулся в борьбе с эллинистическими государствами, ему пришлось испытать свирепость псов войны. Первым вместе с боевыми слонами их взял в свой поход на Апеннины знаменитый Пирр, применявший отряды боевых псов в битве при Гераклее. Известно, что сотню боевых собак в Рим привез Луций Эмилий Павел в качестве военного трофея, захваченного в войне против царя Македонии Персея, в середине II века до нашей эры. Боевые псы впервые прошли по Риму рядом с захваченным в плен царем.

В легионах служебные собаки стали неотъемлемой частью военного быта. Следует отметить, что хотя римляне и получили от греков боевых собак, однако в войне их использовали мало – в основном они использовались как посыльные и для охраны. Подтверждение факт использования Римом собак в охранном качестве (с целью предупреждения о приближении неприятеля) можно найти в трудах римского писателя Вегеция. Предпочтение отдавалось сторожевой функции для охраны значимых государственных объектов, включая пограничные укрепления. Для этих целей отбирали самых злобных собак. Также предполагается, что собаки применялись для поиска беглецов.

Что же представляли собой грозные псы войны, которые использовались от Египта до Италии? Это были мощные собаки молосского типа. Молоссы – это разнотипная группа крупных собак с короткой мордой и устрашающим видом, находившаяся на стадии примитивных (неустойчивых) форм пород, сформировавшаяся как генетическая база из собак-аборигенов Древних государств Востока, Этрурии и кельтов на территории Римской империи. Была выведена для несения охраны (стад, людей и др.) как зверовая собака и как собака-воин. Тактика их применения состояла в массовой атаке специально натасканных животных во фланг или тыл противника. Желательно, чтобы вражеские воины имели легкую защиту, тогда эффект в случае успеха был поистине страшен.

В Древнем Риме собаки широко использовались для гладиаторских боев. Даже хорошо обученным бестиариям (гладиаторам, сражающимся против животных) нелегко было выстоять против таких врагов.

Собаки участвовали и в войнах средневековья. Русские князья Святослав и Олег использовали собак в своих походах. Западноевропейские монархи применяли стаи боевых псов, закованных в доспехи.

Военное дело XVI века не обошло верных спутников человека стороной. Конкистадоры активно использовали боевых собак при завоевании Америки. Впервые их использовали в 1493 году, и они оказались так эффективны в схватках против араваков (индейцы Южной Америки), что их считали стоящими десятка солдат. Одним из самых знаменитых псов был Бекерильо («Теленок»), который убил столько индейцев, что ему было положено дополнительное жалование лучника и повышенный пай в добыче. Понятное дело, что деньги получала не собака, а хозяин. В отряде знаменитого Кортеса, сокрушившего империю ацтеков, были боевые собаки, защищенные броней.

В период нового времени собакам также находилось место на поле боя. У Петра Первого была борзая, которая разносила его письма и распоряжения.

В период Первой Мировой войны собаки выполняли множество функций. Использовали их даже как тягловую силу. Они доставляли боеприпасы и питание на передовую, вытаскивали раненых из боя. В годы Второй Мировой войны собаки овладели новыми воинскими профессиями. Овчарка-сапер Дик обнаружила 1728 фашистских мин. Связист Джек перенес 2932 боевых документа.

Конечно, верный друг человека не оставлял его в беде. 900 раненых вывезла с поля боя собачья упряжка старшины Е.Федулина. Использовались собаки и непосредственно на поле боя. В Красной Армии были подразделения овчарок, которые были приучены кидаться под танки с зарядом взрывчатки, при детонации которого животное погибало. Так собаки жертвовали жизнью, перемалывая бронетанковый кулак вермахта.

В современных армиях боевые псы выполняют те же функции, что и в начале XX века. Кстати, в современной российской армии есть подразделения собак-истребителей танков, только теперь жилет со смертоносным грузом автоматически отстегивается, когда четвероногий подрывник ныряет под днище бронетехники. У животного появляется реальный шанс на спасение.

Источник: http://onhistory.ru/drevniy-mir/drevniy-rim/164-psy-voyny-boevye-sobaki-v-voennoy-istorii.html