Дети читают собакам

Калининградский проект «Дети читают собакам» попал в шорт-лист конкурса «Добровольцы России – 2018». О пользе канистерапии (по-латыни «canis» – «собака») и о том, как животные становятся врачами, журналист «АиФ-Калининград» побеседовал с руководителем проекта Еленой Кочевой.

Капли звука

Зародилась канистерапия в Америке, широко распространено направление и в Европе. В Калининграде есть опыт зоотерапии детей с аутизмом, а масштабный проект для ребят с недостатками слуха реализуется впервые.

«У моей дочки, Наташи, с детства проблемы со слухом. Она слышит всего на 50 процентов. Папа у нас – энергетик, часто бывает в командировках. Где бы мы ни жили – в Москве, на Урале, в Санкт-Петербурге – везде искала возможности для реабилитации ребенка. Когда переехали в Калининград, выяснилось, что ситуация с этим здесь совсем грустная, – рассказывает, как все начиналось Елена. –

Наталья уже окончила школу, учится в морском рыбопромышленном колледже, а для мамы (по образованию Елена – лингвист и юрист) занятия со слабослышащими детьми стали главным делом. В созданное ею объединение «Капли звука» сразу же потянулись другие родители.

А спустя время счастливая случайность свела нашу героиню с канистерапевтом Марией Хамзиной, которая приехала из северной столицы. Так родился проект «Дети читают собакам».

Друзья навеки

Глухота лишает человека главного – способности быстрого и свободного общения. Животные – идеальные собеседники и слушатели. Даже элементарное их поглаживание и расчёсывание – мощный инструмент для снятия стресса. Когда Елена набирала первую группу из 20 ребятишек, чтобы те читали собакам, родители воспринимали инициативу с недоумением. Но, увидев, как в процессе занятий меняются дети – становятся открытыми, спокойными, не боятся говорить, – поверили в организаторов. Сейчас от желающих попасть на «лохматые чтения» нет отбоя.

Помещение волонтерам предоставила библиотека им. Гайдара. Представьте – собаки среди книжных полок! Библиотекарей это тоже поначалу смущало, но затем они прониклись к хвостатым визитерам. Собаки оказались культурными.

В Санкт-Петербурге в подобном проекте у Марии (она – профессиональный кинолог) участвовало больше 30 собак, здесь три – Ляля, Мик и Дана. Беспородные, но талантливые. Каждая пережила предательство человека и оказалась выброшена на улицу. Все прошли специальное тестирование. Работать «терапевтом» может далеко не каждое животное. Первичный отбор проходит три собаки из сотни. У будущего четвероногого волонтера не должно быть ни малейшего признака агрессии, даже, если ему наступили на лапу или отнимают любимую косточку. Затем они проходят десятимесячные курсы подготовки, где много упражнений из цирковой дрессировки.

Важный экзамен

«Я присутствую на каждом занятии, но в процесс стараюсь не вмешиваться, – говорит Мария. – Знакомлю ребенка с питомцами, они выбирают книгу. Ляля любит рассказы о животных. Дана предпочитает произведения с картинками. Мик обожает «Мишкину кашу». Подозреваю, там много простых и знакомых ему слов. Вообще собаки понимают 3 – 4 тысячи слов. Единственное, не умеют их выстраивать в предложения.

Мария – волонтер с 13 лет. Говорит, что не любит людей, но верит в детей. Бездомные собаки – больная для нее тема.

«Откройте любой популярный сайт объявлений, и увидите, что даже породистых собак отдают пачками. Мотивы, как правило, одни и те же: аллергии, переезд «на Луну». На самом деле – надоело, не справились, – говорит девушка. – Я застала время, когда для того, чтобы завести собаку, нужно было полгода учиться. А потом еще год ходить с ней на дрессировку, иначе могут отнять. Сейчас нет ничего подобного. Отсюда такое количество уличных псов, нападения с печальными последствиями. Родителям просто некогда рассказать, что если ударил пса палкой, он может и руку откусить. Основная моя цель – объяснить детям, что такое собаки и как к ним относиться».

Победа в конкурсе позволит привлечь в проект еще больше детей, а значит, сделать их хоть чуточку, но счастливее. Сейчас этап народного голосования. Хотите поддержать волонтеров? Зайдите на сайт «Добровольцы России», далее – вкладка «Конкурс», номинация «Волонтерский центр», найдите в списке проект «Дети читают собакам» и проголосуйте.

Источник: http://klg.aif.ru/society/details/deti_chitayut_sobakam_kak_lohmatye_volontery_pomogayut_lechit_tela_i_dushi

“Дети читают собакам” и другие волонтерские истории

В декабре Владимир Путин наградил победителей конкурса “Доброволец России — 2018”. В течение года в него были вовлечены сотни самых разных волонтерских проектов. Рассказываем о трех участниках: как устроены эти проекты, кто и зачем их придумал и почему они нужны другим людям.

“Дети читают собакам”, Калининград

Зачем нужны слушатели, которые не высказывают оценок

В Калининградской областной детской библиотеке воскресным утром девятилетний Женя читает вслух “Приключения Незнайки и его друзей”. Мальчик слегка растягивает слова, будто объясняет своим слушателям, кто такие малыши и малышки. Мика, Дана и Ляля внимательно слушают, заглядывают ему в глаза и иногда виляют хвостами.

“Им, конечно, нравится слушать, они радуются, когда я прихожу”, — говорит мальчик. Слушатели — обычные дворняжки, раз в неделю они приезжают, чтобы им почитали новые истории. Прежде чем попасть на эти сеансы, собаки прошли через специальный отбор и почти год обучались.

Женя — обычный школьник, только он почти ничего не слышит. Ребенок учится читать, проговаривать слова, с собаками его связывает двухлетняя искренняя дружба.

“У Жени третья степень потери слуха. Мы пришли сюда, когда он готовился идти в школу, в первый класс, и вот уже второй год приезжаем один раз в неделю. Не могу себе представить ситуацию, в которой он согласился бы пропустить такую встречу. Он стал любить читать книги, ему нравится общение с животными, которых он раньше побаивался. Ему нравится для них читать, ему нравится, как они его слушают. Он стал общительным, открытым, раскрепостился и перестал стесняться говорить слова”, — рассказывает мама мальчика Ольга.

Женя ходит в общеобразовательную школу, старается ни в чем не отставать от своих сверстников. “По чтению он если не лучший, то точно в числе лучших в своем классе”, — рассказывает Ольга. “На контрольных пользуется слуховым аппаратом, но никаких комплексов. ну, может быть, стал больше думать о том, чтобы быть красивым парнем”, — смеется она.

Собаки не делают замечаний

Занятия проходят по вторникам и воскресеньям, в них участвуют две группы детей. Чтения организованы активистами волонтерской организации “Капли звуков”. Профессиональный кинолог Мария Хамзина присутствует на каждом занятии.

“У детей с нарушенным слухом проблемы не только со слухом, но и с речью, — рассказывает она. — Они могут что-то слышать, но очень плохо говорят и начинают замолкать, потому что говорят не так, как все, и на это обращают внимание окружающие. Лучший способ развития устной речи — это чтение вслух”.

Но когда такие детки начинают читать учителям, родителям, логопедам — их начинают поправлять. Ребенок теряется, читает внимательнее, но у него получается хуже, и он постепенно теряет интерес к чтению. Задача проекта — сделать так, чтобы дети читали как можно больше. Каждое занятие длится 30 минут, из которых 20 минут — чтение и 10 — игры с животными.

“Чтение собакам — это как игра. Ребенка никто не поправляет, они рады слушать, готовы смотреть на картинки, лежать рядом, их можно гладить, с ними потом можно играть”, — поясняет собеседница.

Ребята читают собакам стихи, участвуют в совместных праздниках. “Например, мы все вместе недавно отметили день рождения Мики, ей исполнилось пять лет. Был праздник с угощением, игры, эстафеты с собаками — все это помогает ребенку раскрепоститься”, — добавляет Мария.

Желание говорить и умение слушать

Собака проходит обязательный тест, потом обучение в течение 9–10 месяцев, затем — повторную проверку, и только после этого может быть допущена к занятиям. “Из 100 собак первый тест обычно проходят три. Очень много требований предъявляется: собаке должно нравиться общение с человеком, у нее не должно быть никакой агрессии, она должна спокойно относиться ко всем внешним раздражителям”, — рассказывает Мария.

Сейчас у волонтеров есть возможность проводить занятия для 20 детей. Желающих намного больше. “В следующем году, когда закончат обучение еще две собаки, мы сможем увеличить количество занятий”, — рассказывает руководитель НКО “Капли звука” Елена Кочева.

Проект открылся в 2017 году. “Идея пришла из жизни: у моей дочери проблемы со слухом, дома две собаки, и она читала им вслух. Это сильно помогло — дочери уже 17 лет, она окончила школу и сейчас успешно выступает на конференциях”, — говорит она.

“Мы часто забываем о том, что любой ребенок развивается, когда он играет. Когда ему самому хочется развиваться — тогда достигается максимальный эффект. Дети, которые приходят к собакам, получают такую возможность, получают опыт общения с животными, которых дома у многих просто нет. Они с удовольствием читают, а полчаса чтения — это артикуляционная гимнастика, дети запоминают слова, и все это происходит в процессе игры”, — говорит Елена.

Читайте:  Пиковая данность: вирусологи ждут перелома в ситуации с пандемией к январю

“Глухие люди даже плакали”

АНО “Капли звуков” готовит волонтеров, которые помогают слабослышащим и учат родителей общаться с детьми, у которых есть нарушения слуха. У организации есть еще проект “Робот и я”, где такие ребята изучают робототехнику и программирование. “Человеку с проблемами со слухом достаточно сложно устроиться на работу, а в IT-сфере это не столь важно, если человек хорошо пишет программы, делает сайты. Этому мы учим ребят. Занимаются десять человек, причем два полностью глухих ребенка”, — уточняет Елена. Участники проекта, по ее словам, уже показывают хорошие результаты на всероссийских состязаниях по робототехнике “Цифровое будущее России”.

Организация “Капли звуков” объединяет 87 семей, воспитывающих детей с нарушенным слухом, и около 100 взрослых людей с такими проблемами. “Помимо занятий мы организуем мероприятия. Например, недавно провели экскурсию на жестовом языке в музее современного изобразительного искусства. Глухие люди даже плакали: они были в музее впервые за много-много лет. Начала работать театральная студия для детей с нарушенным слухом. Занятия сценической речью тоже очень сильно помогают детям раскрыться, на занятия уже ходят около 15 человек”, — добавляет Елена. “Мы планируем расширять действующие проекты и развивать новые. У нас в Калининграде около 600 детей с нарушенным слухом, и почти каждому из них нужна реабилитация в том или ином виде”, — заключает Елена Кочева.

“Helping hands”, Уфа

Чем могут помочь друг другу ребята из детских домов и студенты-иностранцы

“Helping hands” — это когда к ребятам из коррекционных школ и детских домов приходят студенты-иностранцы, знакомятся, рассказывают о своих странах и вообще становятся друзьями. Такой формат помощи детям придумала 20-летняя студентка из Уфы Алия Мавлютова.

Уроки о дружбе народов

В Башкирском государственном медицинском университете учится порядка 800 иностранцев из 29 стран, рассказывает Алия. “Нам показалось, что было бы здорово рассказывать детям об иностранной культуре и традициях”, — говорит девушка. После первого похода студентов из Индии в коррекционную школу стало ясно, что это тоже очень интересно. Так появились “Уроки о дружбе народов” волонтерского проекта “Helping hands”. Для этих занятий волонтеры разработали мини-учебники, по которым дети выполняют задания на английском — совмещают флаг и название страны, учат базовые фразы, изучают географию по рассказам добровольцев о своей стране. Все уроки проходят с учетом возможностей здоровья детей: где-то упор делается на визуальную часть, где-то — на слуховое восприятие.

“Когда они общаются с иностранцами, узнают об их культуре, слушают их — это вызывает положительные эмоции и нравится всем участникам. Это повышает настроение и детям, и нам”, — рассказывает куратор проекта.

Сейчас в волонтерской деятельности участвуют студенты из Индии — это самая многочисленная группа, а также из Египта, Китая, Колумбии, Южной Кореи. Участие в мероприятиях помогает им расширить круг знакомств, завести друзей и среди местных студентов, и среди детей.

“Есть школы, в которые мы ходим часто, они ждут нас, правда. Мы с ними обязательно обмениваемся контактами: каждый раз, когда прощаемся с детьми, я вижу, что они быстренько подбегают к волонтерам, обмениваются номерами, потом пишут сообщения. Завязываются дружеские отношения”, — говорит Алия. По ее словам, переписка с детьми никогда не надоедает и не мешает.

“Они осознают, что мы друзья”

Волонтерство помогает и самим иностранцам — адаптироваться в новом окружении. “Они осознают, что мы им рады, мы друзья и мы готовы им помочь. Теперь они обращаются к нам, если нужна помощь”, — говорит Алия.

Международные волонтеры проводят уроки не только на английском языке. Для тех детей, кто еще не изучает язык, добровольцы из соседних республик готовы рассказать о странах СНГ. Этот урок называется “Назад в СССР”. Студенты из стран, входивших в Советский Союз, знакомят учеников с культурой и бытом, историей своего народа. Это и урок географии, культурологии, и немного иностранного языка за один раз. Дети могут научиться считать до десяти сразу на нескольких языках, говорит Алия.

Воспитанники коррекционных школ и детских домов — тоже интересные собеседники. Многие из них занимаются спортом, творчеством, читают стихи, поют песни, происходит культурный обмен, отмечает куратор проекта. Иногда в интернатах иностранцам показывают, как живут дети, знакомят их с бытом учреждения.

С сентября этого года волонтеры посетили более 200 детей, в проекте регулярно участвуют 30 иностранцев. Количество вовлеченных растет и благодаря самим студентам из зарубежья: они рассказывают своим друзьям из числа соотечественников, и те тоже приходят.

“У меня очень много ребят из моей группы, с нашего факультета, друзья друзей участвует в мероприятиях”, — рассказывает Алия.

В номинации “Помощь детям” конкурса “Доброволец России” проект “Helping hands” вошел в десятку лучших и попал в программу акселерации. Алия Мавлютова вместе с еще одним волонтером из своей команды прошла занятия-интенсивы в Орле и Тульской области. В течение трех дней они изучали основы социального проектирования и развитие личной эффективности. А проект “Helping hands” готовится показать детям с нарушением слуха из Уфы специальную новогоднюю программу — о том, как отмечают этот праздник в разных странах.

“Гудсерфинг”, Казань

Что нужно сделать в Татарстане, чтобы доброволец из Сербии поехал в Аргентину

Илья Попов и его команда разработали “Гудсерфинг” — проект по набору волонтеров в 60 странах. На созданном им сайте можно выбрать направление и поехать куда-то “не просто туристом, но и вовлечься в интересную деятельность, получить новые опыт и знания”. “Пользователи выбирают сервис, потому что хотят сделать что-то полезное для общества, людей”, — говорит он.

Из Сербии в Аргентину при участии Казани

Илья — кандидат исторических наук. Он работает преподавателем отечественной истории в вузе. “Это тоже такая работа — считай, хобби, если по зарплате смотреть”, — смеется он.

“Гудсерфинг” был придуман в 2013 году. “Мы подумали, что у нас есть много информации о том, куда можно поехать, но сами мы везде поехать, естественно, не успеваем. Мы решили просто делиться данными, показывать их всем остальным”, — говорит он.

Сначала “Гудсерфинг” был сообществом “Вконтакте”, сейчас у проекта есть свой сайт, канал в Telegram, страницы в Instagram и Facebook. По словам Попова, сайт отчасти создавался с привлечением гранта от “Росмолодежи”. “Программное обеспечение — дорогое удовольствие”, — говорит Илья.

Основная задача “Гудсерфинга” сейчас — быть сервисом, который позволяет волонтеру подать заявку, списаться с хостом (принимающей стороной), оставить отзыв о нем. Хост также может оценить волонтера, “этого, мол, не берите или наоборот — хороший товарищ, пускай работает”, говорит Илья. Сейчас на сайте зарегистрированы более 8 тыс. человек, пользователь может найти вариант поездки в 60 странах мира.

“Мы хотим, во-первых, довести число стран до 200. Во-вторых, расширить интернациональную аудиторию. Я свою задачу вижу в том, чтобы парень из Сербии поехал через наш сайт в Аргентину. Это значит, что сервис работает”, — рассказывает Илья.

Работа на ферме и в клинике

Самые популярные у добровольцев предложения совпадают с оживленными туристическими направлениями России — это Камчатка, Алтай, Карелия и Байкал. “Волонтеры смотрят не только на то, что работа интересная, но и на то, куда ехать”, — говорит Илья. Чаще всего в “Гудсерфинге” встречаются предложения о поездках в археологические экспедиции, заповедники и волонтерстве в хостелах, есть работа на ферме, в детских центрах и клиниках.

Бывали предложения поучаствовать в восстановлении замка и строительстве игровой площадки в Германии, поработать в школе серфинга на Камчатке.

Когда проект начал расширяться, команда “Гудсерфинга” стала чаще сталкиваться с обманом волонтеров. Иногда принимающая сторона пыталась нажиться на участниках проекта. Схема простая: хост просил у человека залог и потом исчезал.

Мошенников проект вычисляет опытным путем. “Мы уже знаем схемы, которые они используют. На сайт мы заводим тех людей, кого мы сами проверили, с кем списались. Есть верификация, все проверено и отработано”, — говорит Илья.

Главное — интерес

Попов не хочет брать деньги с волонтеров за услуги площадки. “По-хорошему, средств, чтобы развивать проект, нужно очень много”, — говорит он. В следующем году “Гудсерфинг” планирует подавать документы на президентский грант, чтобы разработать приложение.

Читайте:  Ну, ты заходи, если что

По словам Ильи, нет необходимости в большом участии государства в развитии добровольчества. “Это же волонтерская история, здесь сами люди организуются. Лучшее, что может сделать государство, — как можно больше сфер перевести в формат президентских грантов, как можно больше самоустраниться от ручного управления и поддерживать развитие института гражданского общества, организацию людей, проекты, ребят”, — говорит он.

В 2018 году “Гудсерфинг” получил премию “Русского географического общества”. Илья говорит, что команда уже давно сотрудничает с этой организацией и направляет волонтеров в их экспедиции. В будущем году проект также продолжит сотрудничать с ЮНЕСКО.

Попов и его команда пытаются воспитывать медиаволонтеров, направляя их, например, в образовательно-просветительские экспедиции проекта “Послы русского языка в мире”. Илья считает, что главное — интерес, а денег всегда будет мало. “Сейчас хотелось бы вовлечь больше людей в командную работу, повысить профессиональный уровень волонтерской журналистики. Прикольно, что без средств можно что-то сделать, запустить, договориться с людьми”.

Александр Архипов, Ильфат Кинзябаев, Диана Самохина

Источник: http://tass.ru/v-strane/5941255

Дети читают собакам любимые книги

Собака может быть человеку не только другом, но и врачом. Канистерапия – это лечение или реабилитация людей с помощью специально обученных собак. С ними можно играть, обниматься и даже читать им вслух. Последнее – действенный способ помочь слабослышащему ребенку заговорить.

«Дети читают собакам» — это проект калининградской благотворительной организации «Капли звуков». Она объединяет семьи, в которых растут дети с нарушениями слуха, и помогает им быть услышанными и понятыми. Создала эту организацию Елена Кочева, которой на практике пришлось узнать, каково быть родителем слабослышащего ребенка.

Вookmate Journal побывал на занятиях, где дети с нарушениями слуха читают любимые книги собакам, и узнал историю Елены, ее дочери и проекта, помогающего десяткам детей.

«Мне говорили: „Родите другого ребенка“»

Наташе почти 18 лет, она учится в колледже и хочет заниматься реабилитацией диких животных. Заговорив с ней, вы, скорее всего, подумаете, что она иногда отвечает невпопад, — но в целом не заметите ничего необычного. Пока не увидите слуховой аппарат. У Наташи нарушения слуха. То, что она говорит почти так же, как здоровые люди, — результат большой работы. Её, её родителей и их собаки Тары.

Елена Кочева с дочерью Наташей; Фото из личного архива

«Сейчас я всем родителям говорю: если ребенок плохо говорит в три года — это не норма, идите разбирайтесь, — рассказывает Елена Кочева, мама Наташи. — А нас все убеждали: подождите, через пару лет она будет у вас стихи Пушкина читать без проблем! И мы ждали. Мы тогда ничего про это не знали».

Теперь Елена знает, что плохая речь — первый признак нарушения слуха: ребенок просто не может выучиться говорить, если не слышит.

В пять лет Наташа все еще плохо говорила. В то время Кочевы жили на Урале, и единственный в округе прибор для измерения слуха находился за триста километров — в областном центре. За диагнозом поехали сначала в Санкт-Петербург, потом в Москву. Только в шесть лет выяснили: это просто нарушение слуха, без задержек умственного развития (слабослышащим детям часто почти автоматически ставят вдобавок умственную отсталость). «Тогда, в начале нулевых, никто не знал, что с этим делать, — рассказывает Елена.

Мне говорили: «Родите другого ребенка, а этого отправьте в интернат».

Елене повезло: в обычном уральском детском саду ей попался хороший логопед. Наташа занималась каждый день по полчаса на протяжении трех лет, и речь выровнялась настолько, что ее стали понимать в семье. Учиться она пошла в обычную, не специализированную школу — и там тоже всё было более-менее нормально. Еще несколько лет ушло на то, чтобы подобрать нормальные слуховые аппараты: поначалу они были слишком сильные, Наташе было больно и неудобно, она теряла остатки слуха.

Фото: Bookmate Journal, Калининград

«Собака решила, что слушать — это ее обязанность»

«Нам сказали: наденьте подходящий слуховой аппарат, и всё будет хорошо. Но хорошо не становилось», — вспоминает Елена. Даже научившись говорить, Наташа разговаривала как иностранка: неправильно ставила ударения, путала падежи. Это типично: мы произносим окончания на выдохе, и слабослышащие ребята их уже не улавливают.

Елена много читала о том, как работают со слабослышащими детьми за рубежом. Узнала про такую методику: следить за текстом, одновременно слушая (в наушниках) диктора, который его читает. Примерно за три года таких занятий Наташа стала говорить правильно. Но проблема оставалась: девочка была стеснительной, не любила выходить к доске, вообще не любила разговаривать. Елена стала искать дальше — и в доме появился фокстерьер по имени Тара.

Это называется канистерапия — лечение или реабилитация людей с помощью собак. Подобные проекты сейчас работают в Москве и Санкт-Петербурге.

Обычно животных для этого специально отбирают, тестируют и учат. С Тарой было иначе: «Мы взяли ее в два месяца, и она, видно, решила, что это ее обязанность как собаки. Считала это нормой: ну, ладно, слушать — значит слушать». Наташа сама выбирала книжки и читала или пересказывала их Таре — без четкого графика, так часто, как позволяло время. «Это было намного лучше, чем пересказывать стенке», — говорит Елена.

Почему надо читать вслух собаке, если можно читать родителям, бабушкам и дедушкам? Оказывается, нельзя. Они поправляют ребенка и ждут, что он сразу начнет читать без ошибок. В результате ребенок замыкается, комплексует и часто перестает говорить вообще.

А собаке всё равно, если вы ошибаетесь при чтении: она примет вас любым. К тому же у этих животных слегка повышенная температура.

Когда человек обнимает собаку, у него расслабляются мышцы — в том числе и речевые.

А Тара еще и очень комфортная собака, ее можно обнять, когда не спится, и заснуть, — рассказывает Елена. — Как-то Наташу кто-то обидел в классе, она порыдала Таре, а потом положила рядом подушку, и они стали спать». Уже через год такой терапии Наташа стала читать стихи в школе.

Фото: Bookmate Journal, Калининград

«Инклюзия появляется постепенно»

После девятого класса Елена стала готовить Наташу к экзамену по русскому языку. «Все в один голос говорили: „Изложение она не сдаст“. Сдала». И Елена решила: раз удалось помочь своей дочери, то она может помочь и другим. Знания и опыт, накопленные за эти годы, не должны были пропасть. Так в Калининграде (к этому времени Кочевы переехали туда) появилась автономная некоммерческая организация «Капли звуков». Она объединила семьи, воспитывающие детей с нарушениями слуха. Первым здесь запустили проект «Дети читают собакам».

Тара для проекта бы не подошла — она все-таки не специально обученная собака, ей могут читать только члены семьи. Тут помогла профессиональный кинолог Мария Хамзина. Начали с трех собак и комнатушки в кинологическом центре.

«Часть родителей сказали: „Да ну, фигня“, — вспоминает Елена. — Часть согласилась. Через два месяца уже была очередь».

Занятие длится полчаса. Сначала ребенок выбирает, кому он будет читать сегодня: у всех есть свои любимцы. Эту собаку он обнимает, две другие просто лежат рядом. Рядом сидит волонтер. Он делает вид, что совсем не слушает ребенка, но при этом следит за животными.

Фото: Bookmate Journal, Калининград

В собаке-терапевте главное — чтобы она была настроена на людей и любила их. Поэтому недоразумений между детьми и животными не бывает – «конфликтную» собаку к ребятам просто не допустят. К тому же, как говорит Мария Хамзина, дети здесь всегда на стороне собак.

«Иногда ребенок приходит без книжки, и мы говорим собаке: „Дана, покажи, что ты хочешь“. Она идет к шкафу с книжками и тыкается в какую-нибудь носом, — рассказывает Мария. — И выбирает для десятилетнего мальчика „Курочку Рябу“. И мальчик говорит: „Так Дана захотела, я же ей читаю!“ — и читает ей „Курочку Рябу“».

«Чем больше ребенок говорит, тем быстрее он заговорит хорошо, — объясняет Елена. — Потому что мышцы начинают работать, звуки автоматизируются, и все происходит так, как надо».

Женя, придя в проект в семь лет, прятался за маму и всех стеснялся. Через два года чтения собакам он смог провести прямой эфир на радио. Да, с соведущим, да, с ошибками, но он достойно держался целых пятнадцать минут. «Видно было, что он уже не боится, — рассказывает Елена. — Он говорил: „Да, я чуть-чуть неправильно говорю, но это не страшно“». А родители Лизы через год занятий решились отдать ее в обычную школу, а не в специальную. И это большая победа.

Читайте:  Выставка собак: ранги, оценки, титулы

Изначально планировалось, что дети будут читать собакам в течение учебного года, потом отпразднуют «выпускной», а затем придет новая группа. «Но в конце прошлого года дети сказали: „Не выгоняйте нас, мы хотим остаться“, — рассказывает Елена.

Сейчас вместо комнатушки в кинологическом центре у них есть большая комната в областной библиотеке. Собакам читают больше 20 детей. Но занятия проходят только два раза в неделю, и не всем удобны эти дни, — поэтому приходить получается не у всех желающих. Так что недавно команду пополнили еще три собаки.

А еще у «Капель звука» появились и другие проекты: клуб жестового языка или «Нетолерантное кафе», где посетителей кормят бесплатно за то, что они общаются с официантами с помощью жестов.

Недавно Наташа сама нашла себе волонтерскую работу. Ей никто не помогал. «Мне не пришлось никому объяснять, что она нормальный человек, просто плохо слышит, — говорит Елена. — И это прогресс: я уверена, что лет пять назад ее бы никуда не взяли». Елена убеждена: постепенно в России начинают спокойнее и уважительнее относиться к людям с ограниченными возможностями здоровья. «Инклюзия появляется постепенно, — говорит она. — Просто все хотят, чтобы все было по мановению волшебной палочки, а так не бывает».

Собаке Таре сейчас семь лет. К людям она по-прежнему относится с пониманием, и как говорит Елена, в семье с ней даже в шахматы кто-то пробовал играть. А Наташа ей и сейчас иногда читает. По старой памяти.

Фото: Bookmate Journal, Калининград

Что почитать по теме: книги о собаках и людях

Французский антрополог и социолог Доминик Гийо обстоятельно рассказывает о людях и собаках как о смешанной социальной группе. Гийо убежден в том, что собаки — самые близкие человеку существа, а изучение собак приносит знания людям о самих себе даже больше, чем гуманитарные исследования.

«В случае с животным от нас не требуется большого умения „подать себя“, то есть нам не нужно прилагать каких-то особых усилий для того, чтобы создать собственный образ, который должен понравиться новому знакомому. […] Проще говоря, находясь в одной комнате с животным, человек может позволить себе полностью расслабиться, чего он никогда не допустит в присутствии других людей».

Книга Грегори Бернса — основательная подборка новостей нейробиологии, написанная захватывающим языком. Бернс рассказывает, как после ликвидации бин Ладена он заинтересовался сознанием животных и стал, помимо прочего, исследовать умственные способности собственной любимой собаки Келли, которой и посвятил эту книгу.

«Вряд ли у моей обожаемой Келли наличествует абстрактная репрезентация меня или моей жены и дочерей. Нет, я всего-навсего „тот, который кормит меня сосисками в шумной трубе, и поэтому я с ним определенным образом взаимодействую“. А моя жена — „та, другая, которая кормит меня и тискает, но не играет со мной, и с ней я взаимодействую иначе“».

Художник, поэт и критик Джон Бёрджер в этом сборнике эссе рассказывает, какие уроки он извлек из наблюдений за животными. Когда мы смотрим на животных, которые позволяют нам раскрепоститься, которые не осуждают и не критикуют нас — мы глубже понимаем сами себя.

«Не менее важно то, как относится к своему домашнему животному среднестатистический владелец. […] Домашнее животное служит его дополнением, предлагая реакцию на стороны его характера, которые иначе остались бы без подтверждения. Со своим домашним животным он может быть тем, кем не может ни с кем и ни с чем другим».

Работа известного приматолога и этолога Франса де Вааля рассказывает об истории эволюции познания, о речи и мыслях животных и многом другом. Кстати сказать, Франс де Вааль — почетный обладатель Шнобелевской премии, которую присуждают за те достижения, которые заставляют сначала засмеяться, а затем задуматься. Конечно, лауреат такой премии не может написать скучную книгу.

«Наконец, в отличие от других животных, собаки не нуждаются в мотивации. Собаки охотно уделяют нам внимание, и достаточно небольшого поощрения, чтобы они выполняли предложенные им задания. Поэтому неудивительно, что изучение процессов познания у собак — многообещающее направление. Между тем мы многое узнаем об отношении хозяев к своим собакам. Вы знали, например, что четверть владельцев собак уверена, что их питомцы умнее большинства людей?»

Источник: http://journal.bookmate.com/chitat-sobakam-chtobyi-govorit-s-lyudmi/

Дети читают собакам

Редакция Wikipet

Слушать, когда тебе читают…. А ведь это не такая уж простая работа, как может показаться на первый взгляд.

Вот вам – хватает ли терпения спокойно слушать, как делает первые шаги в книге ваш ребенок? Хочется, наверное, подтолкнуть, подсказать, а то и вовсе все прочесть уже скорее за него? У нас друзья, которые будут идеальными слушателями для нас и наших детей. Это четвероногие друзья-собаки.

Собаки могут быть внимательными и благодарными слушателями. Психологический комфорт — это самое важное. Ребенок начинает чувствовать, что его интересно слушать, а не то, что его кто-то оценивает и поправляет. В итоге чтение воспринимается не как скучная повинность, а как игра.

Представляем проект: «Идеальный слушатель. Дети читают собакам» , который проводится совместно с ГУ «Республиканский реабилитационный центр для детей-инвалидов».

Цель проекта — повысить социально-психологическую компетентность детей с особенностями развития.

Участники проекта:

Екатерина Кастрицкая – куратор проекта, психолог (детский, системный семейный терапевт, гештальт-терапевт), магистр Манчестерского университета в области психологического консультирования (специализация: «Анималотерапия в системе оказания психологической помощи»).

Анна Лисненко – ветврач, инструктор-кинолог служебного собаководства (опыт работы в кинологии 12 лет).

Сальма – лабрадор-ретривер, девочка, 8 лет. Владелец: Анна Лисненко.

Шарлотта – бернский зенненхунд, девочка, 5 лет. Владелец: Юлия Шеремет.

Турбо Джет – лабрадор-ретривер, мальчик, 11 лет. Владелец: Максим Жерносек.

Дети с особенностями развития (и их родители) из Республиканского реабилитационного центра.

Как мы подбираем собак для проекта?

Чтобы определить пригодность собаки, наши эксперты проводят ряд тестов. Только собака, набравшая 10 из 10, допускается к участию в проекте.

Отношение к дружелюбно настроенному незнакомцу.

Тест показывает, позволит ли собака незнакомому человеку приближаться к ней и разговаривать с хендлером.

Вежливо терпеть ласки.

Тест демонстрирует, позволит ли собака дружелюбному незнакомцу дотрагиваться до нее, в присутствии хендлера.

Тест определяет, испытывает ли собака удовольствие в процессе “тисканья”, и позволит ли она незнакомцу это делать.

Выход на прогулку.

Тест показывает, насколько хендлер контролирует собаку.

Прохождение через толпу.

Тест оценивает, как собака ведет себя в скоплении людей.

Садиться и ложиться по команде, оставаться на месте.

Тест показывает, насколько собака обучена, как она реагирует на команды хендлера «сидеть», «лежать» и «место».

Текст показывает, насколько собака управляема хендлером.

Реакция на другую собаку.

Тест позволяет оценить дружелюбие собаки к себе подобным.

Реакция на помехи (посторонние звуки, предметы, раскрывающийся зонт, падающий стул, резкие движения, флажки, воздушные шары, естественные препятствия и т.п.)

Тест показывает, насколько надежна собака, когда сталкивается с разного рода помехами.

Разлука с хендлером.

Здесь выясняется, может ли собака оставаться без человека, которому доверяет, и сохранять при этом спокойствие.

Как мы подготавливаем собак?

Перед контактом с детьми каждая собака проходит ветеринарный контроль: она должна быть привита от вирусных заболеваний за текущий год, проведена дегельментизация не позднее 3-х месяцев до контакта, люменисцентная диагностика на микроспорию, осмотр на отсутствие наружных паразитов и внешних признаков заболеваний.

Накануне (максимум за 12 часов) собаку моют, вычесывают, при необходимости чистят уши и подстригают когти. Амуниция для собак (поводки, ошейники, одежда) проходят очистку и дезинфекцию.

Непосредственно перед контактом с детьми собаку протирают влажными салфетками, содержащими антисептик. Меняют уличную амуницию на продезинфицированную.»

Источник: http://wikipet.ru/650-deti-chitayut-sobakam.html